Решаем вместе
Не убран мусор, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!

БЛАГИМИ НАМЕРЕНИЯМИ…ИСТОРИЯ СЕМЕЙСТВА ГОЛОВЛЁВЫХ В ПОСТАНОВКЕ СВЕРДЛОВСКОГО ДРАМТЕАТРА

Новый спектакль Свердловского академического театра драмы «Головлёвы» режиссёра Дмитрия Зимина по хрестоматийному роману Салтыкова-Щедрина – это постановка для тех, у кого есть назревшая необходимость крепко задуматься о себе и об окружающих, о том, куда и зачем мы идём.

 

И ведь что интересно, для разговора о действительно серьёзных вещах вовсе не нужно никаких уникальных спецэффектов, дополненной реальности и светового шоу. Жизнь и без всех этих гирляндочных достижений цивилизации подбрасывает такие спецэффекты, что мало не покажется.

 

Сценография «Головлёвых» (художник-постановщик – Владимир Кравцев), можно даже сказать, скупа, но зато каждая деталь несёт в себе мощный образ, а то и несколько. Прежде всего это, конечно же, высокая деревянная башня, которая и маятник, с неумолимой холодной жестокостью отсчитывающий человеческие сроки, и пограничный пункт между двумя мирами. Через него за неполные три часа, сколько длится спектакль, проходят почти все действующие лица. Количеству покойников на единицу времени мог бы позавидовать иной фильм ужасов. Только ужас «Головлёвых» не физический, а нравственный. И ещё большой вопрос, что страшнее.

 

Практически каждая роль в спектакле – это безупречное попадание в образ, ярко вычерченный и доведённый до ещё большего, чем у Салтыкова-Щедрина, гротеска и того абсурда, который только жизнь и может приготовить. Но две, пожалуй, стоит отметить особо.

 

Мать семейства Арина Петровна (Марина Савинова) – классическая «сильная женщина», во второй половине XX века её бы назвали «железной леди». Образов подобных в русской, да и мировой литературе множество. Вот только, могу ошибаться, но счастливых сильных женщин так вот сразу припомнить не получается. Вот и Арина Петровна держит, пока есть силы, своё семейство в кулаке, искренне заботится о своих непутёвых сыновьях. Сама жизни не видела, всю себя детям посвятила…

 

Но эффект получается совершенно обратным. И тем трагичнее развязка, что Арина Петровна наверняка искренне хотела как лучше. У героини есть всё – и не терпящий возражения тон, и царственный жест, и властный взгляд. Не мы такие – жизнь такая. А какой ещё быть несчастной женщине, если муж – инфантильный пьяница, дочь сбежала с корнетом, а двое сыновей погибают от водки. Лишь один сын Порфирий – вроде бы луч света в этом тёмном царстве.

 

Порфирий Головлёв, он же Иуда. Вот где настоящее раздолье для хорошего актёра. И надо сказать, что Игорь Кожевин возможностью этой воспользовался блистательно. Иудушка Головлёв – персонаж, ставший нарицательным. «Кровопивушка», окутавший всю семью своей лицемерной любовью. Как бы и не он вовсе отправляет своих близких на тот свет, но неизменно подталкивает их в сторону зловещей двери в башне со своим неизменным «всякой вещи своё место, а мертвецу место в могиле».

 

Но так ли всё просто с Порфирием Владимировичем, как написано в школьных учебниках? Давайте разберёмся. Большой энциклопедический словарь трактует лицемерие как моральное качество, состоящее в том, что заведомо безнравственным поступкам (совершаемым ради эгоистических интересов, по низменным мотивам и во имя антигуманных целей) приписываются псевдоморальный смысл, возвышенные мотивы и человеколюбивые цели. Осознаёт ли Иудушка свои поступки как безнравственные, преследует ли он антигуманные цели, руководствуется ли эгоистическими интересами и низменными мотивами? Совсем не факт. И в чём же его выгода?

 

А выгоды-то никакой и нет. Иудушка Головлёв вполне искренен в своих поступках. Его речь изобилует пословицами и поговорками. Одной бы, к случаю, вполне хватило, но он вываливает их на одном дыхании в таком количестве, что даже у Мальчиша Плохиша свело бы скулы от этой приторной патоки. И трагедия главного героя в том, что Иуда Головлёв действительно так думает. У него напрочь отсутствуют гамлетовские сомнения на тему «быть или не быть», нет и намёка на какие-то нравственные терзания, он абсолютно уверен, что поступает правильно. А результат – дрянь!

 

Зато в финале Иудушка Головлёв страдает так, что впору порадоваться за его родственников, уже вошедших в дверь, разделяющей два мира башни-маятника. Им было гораздо проще перед уходом. Всё, во что он верил всю жизнь, оказалось миражом. Всё, к чему он прикасался, превратилось в прах, все, кого он, вероятно, вполне искренне, но очень по-своему любил, не выдержали груза той запредельной ответственности, которую Порфирий Владимирович на них возлагал. А ведь вроде бы всё правильно он им говорил, скидывая, как козыри, свои мудрые присказки. Намерения могли быть самыми благими, только маршрут в этом случае хорошо известен.

 

Выходит, мало одной искренности, если она не подкреплена состраданием. Именно своим состраданием человек, спасающий слабого, отличается от животного. Это в природе, которая руководствуется холодной целесообразностью, надо добить слабого и больного.

 

Иудушка Головлёв – человек вроде бы глубоко верующий, но в том-то и дело, что настолько глубоко, что доходит до слепого ко всем окружающим фанатизма. А это ещё хуже, чем лицемерие.

 

Интересная параллель, самый известный Иуда всех времён и народов был единственным городским жителем из всех учеников Христа. Не случайно именно он его и предал, от кого ещё ждать подлостей, как нет от горожанина. И в «Головлёвых» остающийся «за кадром» город – это тоже источник многих бед. Там фактически находят свою погибель Степан Головлёв, сиротки Любинька и Аннинька, сыновья Иудушки Володинька и Петенька. Вот только антитеза городскому разврату – деревенское приволье – оказывается ложной.

 

Для кого-то, кто дальше родного Головлёво нигде не бывал, родная деревня – рай земной. А те, кто вырвался в большой мир, поняли, что различия есть, но они несущественны – везде ад. Если есть только искренность, но нет сострадания.

 

Евгений Ячменёв

"Областная газета"

Опубликовано в №208 от 13.11.2019

×