Решаем вместе
Не убран мусор, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!

НАБОКОВСКИЕ «ПАССАЖИРЫ»: В ОЖИДАНИИ КОНЕЧНОЙ СТАНЦИИ

 Владимир Набоков – автор, чьи произведения не столь часто ставятся на подмостках театров. Известный широкой публике более как создатель «Лолиты», Набоков, меж тем, является разносторонним писателем, в творчестве которого раскрываются «вечные» истории любви и предательства, жизни и смерти, одиночества в толпе и жажды признания,вечного поиска смысла жизни и прочие околофилософские и околомистические темы.

 

 Цикл берлинских рассказов, легших в основу драматургии Ирины Васьковской, повествует о маленьком человеке в поисках себя, об эмоциональной созависимости и о власти чувств над разумом, соблазнах и искушениях, которым мы подвергаемся ежедневно и ежесекундно.

 

 Набоков прожил в Берлине около пятнадцати лет, с этим городом в жизни писателя связано очень много личного и трагического – здесь убили его отца, здесь он впервые влюбился и был отвергнут, здесь нашел будущую жену, с которой прожил долгую жизнь. В немецкой столице были впервые опубликованы его рассказы и романы, и именно здесь к нему пришла литературная слава.

 

 Основой для спектакля послужили рассказы «Пассажир», «Возвращение Чорба», «Сказка» и другие набоковские вещи берлинского периода творчества. Ирине Васьковской удалось соединить эти короткие тексты в одно целое, наполнив и взаимообогатив их смыслами, переходящими из одной сюжетной линии в другую.

 

 Рассказ о рекламном агенте в поисках любви, встретившем самого Дьявола в женском обличии; трагедия новобрачного, потерявшего свою невесту; извечный спор между Писателем и Критиком; банальная история о влечении старика к юной нимфетке – все это сплавляется в единой истории о вечной борьбе Добра и Зла, Бога и Черта. Все эти герои, подобно пассажирскому потоку в час пик, проходят вереницей перед глазами зрителей, представая перед судом Всевышнего в лице Священника или ищущих ответов на вопросы у соблазнительной искусительницы с раздвоенным хвостом. Темная или светлая сторона – у каждого есть выбор, куда направиться на своем пути. Поддашься ли ты греховному искушению и соблазну, падешь ли под силой жизненных невзгод и обстоятельств, обретешь ли внутреннюю свободу или останешься навечно разрываем муками выбора? Быть может, некоторые ответы лежат в беседах Критика и Писателя, перманентно напивающихся и наблюдающих за всем этим безумством со стороны. Каждый герой – пассажир. По замыслу режиссера и драматурга все они едут в одном поезде под названием «Жизнь»:

– Да, жизнь талантливее нас, – вздохнул писатель, постукивая картонным концом папиросы о крышку портсигара. – Иногда она придумывает такие темы... Куда нам до нее! Ее произведения непереводимы, непередаваемы...

– Все права закреплены за автором, – улыбнувшись, подсказал критик.

 

 Вот маленький заикающийся клерк Эрвин в блестящем исполнении Игоря Кожевина. Нелепый, вызывающий жалость вперемешку с брезгливостью в своем стремлении собрать «гарем» из прекрасных девушек, он вдруг оборачивается одержимым болезненной страстью Казановой, поддавшимся искушению и не справившимся с грузом соблазна.

 

 Вот пожилой бюргер Келлер (его виртуозно сыграл Анатолий Жигарь) под каблуком у суровой, застегнутой наглухо супруги, похотливо вздыхающий о прелестях юной нимфетки Марихен.

 

 Вот убитый горем молодожен Чорб (в роли Чорба – Александр Хворов), сошедший с ума от потери любимой и погрузившийся в пучину воспоминаний о коротких мгновениях счастья, соединивших их вместе.

 

 Вот госпожа Отт, соблазнительная дьяволица в четырех ипостасях (Валерия Газизова, Полина Саверченко, Екатерина Соколова, Анастасия Каткова), – властительница дум и повелительница мыслей несчастного Эрвина.

 

 Немаловажную роль в этой постановке играет сценография. Художественное пространство сцены – это один из главных героев пьесы, мастерски исполненный художником-постановщиком Владимиром Кравцевым. Отнюдь неслучайно спектакль идет в Малом зале театра – камерность создает все большую вовлеченность зрителя в происходящее. Малая сцена оборачивается большими перспективами. Звук льющейся из кувшина воды гулким эхом отдается прямо в барабанные перепонки, метровые буквы с острыми верхушками готического шрифта с холодным зеркальным блеском, кажется, надвигаются прямо на тебя и заполоняют собой весь мир, все пространство – и вот уже никуда не спрятаться и не скрыться от неизбежности происходящего.

 

 Световые проекции погружают нас в место событий или вызывают в нас определенный эмоциональный фон. Откидная вагонная полка, старый потертый руль от велосипеда, барный столик, трамвайный поручень, женский манекен – все эти детали создают определенный интерьер, отсылая нас к заданной сюжетной линии в рамках одной сцены, одного мира.

 

 Для каждого героя проложен свой маршрут следования. На этом пути фарс сменяется буффонадой, комедия оборачивается трагедией, балансируя на тонком острие чувственного эротизма. События, персонажи, факты кружатся в разноцветном вихре цвета, света и звука. Здесь поют «Сулико» на немецком, торжественно звучит опера и давит басами рок. В определенные моменты кажется, что вот-вот весь этот состав сойдет с рельс, случится катастрофа, конец пути, тупик. Но поезд повествования вновь набирает ход, стучат колеса, интрига разворачивается и уводит зрителя все дальше, в дебри бессознательного на грани жизни и искусства. У каждого из персонажей – свой длинный путь и своя конечная станция. Но все ли доедут до нужной остановки?

 

Культура. Екатеринбург. РФ

Автор: Алла Карфидова

24.08.2016http://xn--80atdujec4e.xn--80acgfbsl1azdqr.xn--p1ai/articles/569/i193418/

×