Взгляд зрителя на премьеру нового сезона Свердловского театра драмы

Новый сезон Екатеринбургский театр драмы открыл постановкой Александра Баргмана по одной из самых излюбленных интеллигенцией пьес Михаила Булгакова – «Дни Турбиных». На удивление, спектакль созвучен со временем и переменами сегодняшнего дня, когда выкорчевывают устоявшееся, а новое еще не пребывает (в отличие от булгаковской пьесы) даже в зачаточном состоянии. Баргман очень созидательно подошел к сценической интерпретации пьесы.

Вечер. Зима. Турбины в своем доме. Заключенные между двух стен, которые вот-вот их раздавят, Турбины уже ощущают конец старого и приближение новой эпохи, однако они не хотят об этом думать. Со слов соседей, дворянская семья «каждый день устраивает попойки», веселится и живет какими-то остаточными надеждами на былое. Но один из них точно знает, что больше ничего не осталось.

С новыми качествами

Глава семейства – полковник Турбин в исполнении Игоря Кожевина – предстает опустошенным и угрюмым. С одной стороны, он военный человек, отдающий жизнь за идеалы, с другой – любящая и измученная душа. Все, во что он верил, умерло в ту ночь, когда объявился Тальберг и заявил о своем побеге. Несмотря на мастерство актерской игры, мимику, пластику, создается ощущение, будто что-то все время сдерживает актера Игоря Кожевина. Нельзя сказать, что в игре Кожевина нет искренности или отдачи. Наоборот, он полностью существует судьбой Алексея. Тем не менее, значимость его героя снижается, он становится как бы второстепенным, как бы наблюдателем со стороны, что, возможно, подрывает замысел самого Булгакова.

Романтический и эфемерный образ Елены Тальберг наделен новыми реалистическими качествами, внесенными Аленой Малковой. Елена – пылкая, эмоциональная, верная, страдающая, отдающая всю себя своим братьям. Она превыше всего ставит долг, а уже потом личное счастье. Образ, созданный Малковой, во многом соотносится с образом советской женщины: сильная, страждущая, идущая напролом. Баргман удачно использовал внутреннюю энергию и весь потенциал Малковой при работе над этой ролью.

Колоритные лица

В своей постановке Баргман открыл зрителю новые лица. Недавно в труппу влился выпускник театрального института мастерской В. Белоусова Александр Хвостов (кузен Лариосик). Режиссер угадал с внешними данными, более того, Хвостов действительно обладает обаянием, но для роли чистого романтика Хвостов несколько грубоват.

Еще два колоритных персонажа, несомненно, Мышлаевский (Вячеслав Хархота) и Шервинский (Василий Бичев). И если Мышлаевского автор выводит обездоленным пьяницей, а Шервинского – франтом в военном мундире, то в инсценировке Александра Баргмана их судьба зиждется не на вечной борьбе с теми, кто против, а на легкости принятия обстоятельств. Оба бодры, бойки, и пусть Мышлаевский выпивоха, они с Шервинским – двигатель новой эпохи, ведь такие люди всегда у руля. Они – та соломинка, за которую хватаются Турбины, чтобы постараться выжить во время гражданской войны.

Так, не забывая недавние события на Донбассе, постановка Александра Баргмана наделила пьесу великого классика иными, непривычными оттенками. И как звук разрывающихся гранат заглушает торжественную речь Лариосика, так мы сейчас заглушены всем, что разрывает и подрывает наше существование.

Ксения Альпинская 

«Московский комсомолец – Урал»